Новости компании

Вышло новое интервью с главным механиком компании
28 Октября 2020

«Все зависит только от тебя – от механика, который не должен ходить с грязными руками. Он должен ходить со светлой головой и правильно принимать решения», –  говорит Сергей Пульников.

 

Справка

Сергей Васильевич Пульников, 36 лет, главный механик «Аверс-СК», 30 человек в подчинении. Несет ответственность за современный парк техники, гидродинамические установки, грузовые автомобили и прочую спецтехнику для промывки и профессионального обслуживания канализаций.

Женат, двое детей. В 30 лет завел семью, 10 лет после армии не выбирался из командировок, был почти во всех городах России.  
Своим дочерям историю «мамы и папы» буду рассказывать так: «Мои родители учились в одном классе. Когда пришло время, папа поехал на Кавказ в Дагестан за нашей мамой. Встретился с её братьями, объяснил, убедил, что она ему нужна. Было не просто, но он не побоялся и забрал маму. Его поняли. Полагали, что все же не зря с самого детства судьба держала их рядом».

В 24 года уже был главным механиком «НАДЫМДОРСТРОЙ» на Ямале – в подчинении 300 человек, а позже в «Свердловскавтодоре» одном из крупных дорожных предприятий Свердловской области - 400 человек в подчинении. Большой опыт в дорожной отрасли. Занимался строительством автомобильных дорог. На счету Сергея Васильевича строительство и реконструкция крупнейших аэродромов и аэропортов страны.
Стаж работы в компании «Аверс-Ск» более 6 лет.


Воспитание

Папа с детства приучил работать. Тут уж было без вариантов: надо было понимать, что необходимо работать, чтобы выживать и чего-то добиваться. Родители это объяснили. Не было сомнений.
Папа рано ушел из жизни – это было серьезное испытание. Мама не могла меня содержать. Я был в свободном плавании. Понимал, что если я сам для себя ничего не сделаю, то никто за меня это не сделает. Не на кого было рассчитывать, надежного плеча родителей у меня не было, как у многих. Я понимал, что только сам могу всего добиться. В принципе, и добился.

Главная черта, которую я хочу видеть в своих детях – максимально больше доброты и человечности. Не нужно мне никакого «детского характера», как многие воспитывают: «У меня парень будет драться, биться, ходить на все секции».
Нет! У меня первые дочери, хочу, чтобы они занимались благородными, женскими профессиями. Я не вижу будущего для своих девочек на руководящих постах каких-то там мега-предприятий или министрами. Я не ярый женоненавистник и не поклонник идеи «Мужского государства», просто тяжело и не по-женски это. Я хотел бы, чтобы девочки стали более доступными для людей, пользу приносили обществу.
А в семье самое главное, чтобы не было никакого обмана – порядочность во всём.


Окружение формирует личность человека

Работа, позволяющая знакомиться и общаться с разными людьми ...
Расскажу на примере географии моей работы.
Всё началось с Екатеринбурга-Тюмени – строил аэропорты, автомобильные дороги. Потом уехал работать в ЯНАО – это Надым, Салехард, Новый Уренгой, Салехардский речной порт (частично принадлежал нашей и «НАДЫМДОРСТРОЙ» компании). Три года в Надыме и я приезжаю в Екатеринбург, из Екатеринбурга в Воронеж. Аэропорт в Воронеже, два с половиной года полностью под моим руководством осуществлялось строительство. Потом из Воронежа я уезжаю в аэропорт «Домодедово».
Что я хочу сказать этим самым, в чем смысл? Везде разные люди, руководители и подход к работе соответствующих конкретному окружению. На Ямале, в Надыме, в Москве – в том же Домодедово совершенно разное общение.
Этот опыт сформировал у меня профессиональный подход ко всему.

 

Наставники

Наставник у меня был очень серьезный, бывший директор «Мосавтодора». Он ушел на пенсию и устроился в компанию «Аэродромдорстрой» (на то время самая мощная компания в России по строительству аэродромов), в которой работал и я. Мы до сих пор видимся с ним, я езжу на его авиашоу «Макс», на котором регулярно выступают российские пилотажные группы.  По приезду гощу у него со своей семьей.
Наставники, с которыми общаешься совершенно на равных, а те в свою очередь решают вопросы на правительственном уровне, не забывают способствовать развитию своего подопечного. Вот такие люди в моей жизни были и есть. Руководители предприятий, а они разные – каждый со своим опытом и багажом, со своим характером и темпераментом. Ты потихоньку всё впитываешь, из этого и формируется твой опыт.

Каждый понимал, что хочет от другого

У нашего Генерального директора, Кислицына Сергея Васильевича, был главный инженер - Хохлов Вячеслав Викторович - очень трудолюбивый человек. Хохлов мной сразу проникся (после первого собеседования) и давай меня просто пытать: он мне начал звонить: «Давай, иди к нам. Давай к нам. Давай к нам». В общем, он меня убедил. Организовал встречу с Сергеем Васильевичем. Сели за стол и у нас буквально через 5-10 минут было полное взаимопонимание. Поэтому у нас сразу как-то все сошлось, все совпало – начали работать. На тот момент, когда я пришел на собеседование в «АВЕРС-СК», у меня уже был большой серьезный опыт работы на руководящих должностях. Я был заместителем директора крупных организаций. Было сложно задать мне те вопросы, на которые я бы не знал ответа.


Генеральный директор о Главном механике

Я его искренне уважаю. Пульников – масштабная личность и специалист! Когда он ко мне пришел, он управлял огромным холдингом. У него около 500 единиц техники было в подчинении. Если надо было куда-то лететь – ему компания давала самолет. К нам пришел на значительно более низкий уровень просто для того, чтобы начать оседлый образ жизни.
Свои задачи в компании всегда решает с перспективой, в динамике. И с коллективом отлично коммуницирует, и прилегающие области он тоже старается корректировать для того, чтобы не было последствий, которые выльются на его область. Когда мы с ним общаемся, он может сказать: «Присмотритесь к этому человеку» –  есть у Сергея Васильевича какая-то чуйка, как это принято теперь говорить.


Ставлю себе цель и иду к ней

Если бы я не знал, что хочу от жизни, не знаю, что бы я сейчас делал. Сидел бы, наверное, как эти люди, которые сидят на лавке и плачут, и говорят, что у нас в России жить плохо, работы нет, того нет, этого нет. Это именно те, кто не знает, что делать, кто себе цель не ставит жизненную, они в итоге превращаются в таких плачущих людей. Я точно знал, что я не из этих, поэтому сразу ставлю себе цель и иду к ней. Все просто.
 

Люди боятся принимать решения

Я никогда не спрашивал у Сергея Васильевича Кислицына, за что он меня терпит, за что он меня, скажем так, держит в этой компании. Но я и сам знаю за что. Догадался. Я сам принимаю решения. Никогда у него ничего не спрашиваю. Могу у него что-то попросить, когда у меня чего-то не хватает. Он что-то докупит. А вот все решения я принимаю сам. Он уже давно понял, что мои решения, они правильные. Он не вмешивается в мою работу. Результат есть? Есть. Все. Ему нужен результат. Таких людей, которые принимают решения, очень мало. Люди боятся: «Да что я? Пусть лучше он».
 

Вот и всё

У нас выставки проходят на «День строительства» в парке Маяковского. Туда привозим наше оборудование, люди идут, гуляют и рассматривают. Со всего города приезжают, со всей России привозят свое оборудование и показывают. Я в день 12-15 часов там нахожусь, отвечаю на миллион вопросов «Что такое бестраншейные технологии».
Не бывает, чтобы раз, и все поняли. Даже начальники участков, мастера с большим строительным опытом не сразу понимают, в чем смысл этой технологии. А смысл технологии очень простой на самом деле. Просто реновация. Восстановление старой трубы. Мы просто в старую трубу протягиваем новую трубу. Для того, чтобы ее протянуть, у нас есть высокотехнологичное датское оборудование и опытные люди, которые умеют это делать. В принципе, вот и всё. На сайте вообще все подробно расписано. По большому счету технология совершенно несложная. Нужно просто увидеть вживую и понять. 



Знать как свои пять пальцев - знать хорошо

Основная жизнь компании зависит от техники. Мы занимаемся строительством. Строительство — это что? Первое – это люди, второе – это техника. Если не обеспечить производство людьми – не будет производства, не будет строительства, не будет денег. Соответственно, то же самое с техникой. Не обеспечить объект техникой, всё – объект сорвался, сорвались сроки, расторгнут контракт. От меня напрямую зависит каждая минута, день, неделя, год моей работы. Можно потерять контракт из-за какой-то малейшей поломки оборудования. Если эту поломку я не устраню, если этот вопрос не решу именно я – никто его не решит. Даже люди, которые очень хорошо разбираются в технике, не умеют опыта работы именно с данной техникой, тоже этот вопрос не решат. Иногда бывают ситуации, задаешь вопрос производителю своего дорогого импортного оборудования, если что-то с ним случилось, а у них нет ответа. Поэтому идешь и сам пытаешься понять, разобраться, и сделать.

К примеру, у нас одна из установок – датская. Она единственная в мире. В мире! Есть ещё одна – она в самой Дании находится на выставке. По сути, в эксплуатации, наша установка – одна единственная.

У нас есть профильное образование, но у нас нет образования по технике импортного производства, нам не преподавали это в институтах. Понимание и знания приходят путём проб и ошибок. Потом на самом деле, это становится совершенно бесценным. Кто-то просто приходит на работу, и не развивается. Я другого отношения к делу. Если какие-то там сложные были поломки – все это обязательно записал, запомнил, сфотографировал и внёс в свою личную базу данных.


Механик должен ходить со светлой головой, и правильно принимать решения.

Если у меня был сын, я не стал бы его просить стать главным механиком. Очень сложная и ответственная работа. Замыкается на тебе очень многое, очень многое. Раньше я конкретно занимался аэродромами и автомобильными дорогами. А в «Аверс-СК» немного другая специфика работы – бестраншейные технологии. Я непосредственно обеспечиваю объект техникой. И чем быстрее, чем качественней, я это сделаю, тем быстрее мы построим. 

Приведу пример: вот взлетно-посадочная полоса, аэропорт «Домодедово». Каждую минуту или полторы садится или взлетает самолет. Круглосуточно.
Мы при этом режиме строили взлетно-посадочную полосу, где он должен сесть. Там три полосы, четвертую мы делали. Нам дают окно: «Вот вам 5 часов, чтобы уложить асфальт на этой полосе. Через 5 часов мы сюда будем садить «Боинги».

Ладно, в «Домодедово» четыре полосы было, всегда можно было уйти на запасную полосу или отправить самолет на запасной аэродром, например, в «Шереметьево». А в Воронеже одна-единственная полоса, то есть мы работали на  действующей полосе. Понимаете уровень сложности и зону ответственности? 

Мне приходилось по пять самолетов возвращать, разворачивать на запасные аэродромы. Это бешеные штрафы. Приходилось принимать вот такие жесточайшие решения, когда самолёт кружит над аэропортом, а ты его не можешь посадить. А причин может быть множество, например, идёт асфальтоукладочный комплекс, какая-нибудь маленькая деталька из него выпала, он заглох – и все. И ты не можешь убрать его с полосы, в результате самолеты не могут сесть. 
Многие не понимают: «У, механик, механик. Что такое механик? Да он путевки выдает». Кто-то вообще думает, что механик — это человек, который должен ходить с грязными руками, а на самом деле, это не так! Механик должен ходить со светлой головой, и правильно принимать решения.


Вообще бояться нечего. Надо работать и все

Чего бояться? Боятся только ленивые. Кто работать хочет, тот работает, а не боится. Я вообще к любым людям отношусь хорошо. Монтажник, водитель или инженер, я совершенно никому не создавал проблем. Наоборот, человек приходит – я максимально по-доброму с ним разговариваю, стараюсь подробно его проинструктировать, чтобы человек удержался, чтобы он остался, чтобы не было текучек. Пусть он даже не особо грамотный, но, когда он знает свой круг деятельности, проработав определенное количество времени – это лучше, чем приходит новый человек, которого надо три месяца обучать, втягивать.

И я не исключение. Я тоже восхищаюсь

У нас есть две каналопромывочные машины (промывка канализации, каналов). Проект «Лассен» – в Дании придумали это оборудование. Очень сложная, интересная машина. На шасси скании находится внизу. Всё находится на шасси. И там много-много всякого оборудования. Она много функций выполняет. На ней стоят насосы высокого давления, вакуумные насосы. Она достаточно много прибыли приносит компании. Наверное, основную прибыль эта машина и приносит. Она сама по себе очень интересная, очень познавательная – она редкая. У нас в Екатеринбурге похожих машин есть ещё несколько, штуки 3-4. А вообще в России их очень мало. В Питере их много. Там много воды, приходится качать. Вот здесь в средней полосе и на Урале их не много. Мы, грубо говоря, обслуживаем весь Уральский регион, Тюменскую область, Пермский край – везде ездим. И когда она проезжает мимо людей, ею восхищаются: «Ой, что за машина интересная!». Вот, наверное, и я не исключение. Я тоже восхищаюсь!



 

 
Сервис обратного звонка RedConnect
^ Наверх